Камская новь
  • Рус Тат
  • Два беспокойных силуэта

    Отрывок из книги «Хватайся». Автором приведенного ниже мрачного отрывка является лаишевец, недавно закончивший работу над своим первым серьезным романом. Книга «Хватайся: Рискуй. Играй. Умри» повествует о молодом рок-музыканте с раздвоением личности, узнавшем, что из-за внезапно обнаруженного рака поджелудочной железы ему осталось жить около пяти месяцев. Это произведение не только несет...

    Отрывок из книги «Хватайся».

    Автором приведенного ниже мрачного отрывка является лаишевец, недавно закончивший работу над своим первым серьезным романом. Книга «Хватайся: Рискуй. Играй. Умри» повествует о молодом рок-музыканте с раздвоением личности, узнавшем, что из-за внезапно обнаруженного рака поджелудочной железы ему осталось жить около пяти месяцев. Это произведение не только несет в себе биографический характер, но еще и дерзкое откровение в духе Чака Паланика, сумасшедший взгляд на окружающую действительность безнадежно больного и сама жизнь, которую невозможно выдумать.

    Половина двенадцатого. Настя заснула.

    Я лежу с ней под одним холодным одеялом. В комнате, так же как за окном, темно. Едва различаю очертания крупных предметов. Не могу заснуть.

    Слышу собственное дыхание.

    Ночь со второго декабря на третье.

    Там, в коридоре, лежит гроб, а в нем очень пожилая женщина, воспитывавшая мою бывшую девушку.

    Настя попросила меня переночевать с ней, потому что боялась быть ночью одна. Куда могу деться?

    Куда могу деть себя?

    Это не первая ночь, когда из-за бессонницы размышляю о чем-то, что меня беспокоит.

    Сильнее всего меня беспокоит общество. Я не понимаю, как можно сидеть целыми днями перед телевизором и выкрикивать безадресно фразы «Да как ты вырядилась, клуша!», «Фу, жирная уродина какая-то!» или «Раз деньги имеют, че ж жиром не трясти?», «Все вы нечестным путем карман деньгами набили». И они смотрят, смотрят, смотрят до бесконечности мелодраматические телесериалы, рекламу, опять сериалы, кино, внушающие людям с помощью нейролингвистического программирования, что курить и пить - выбор крутого человека. И люди, особенно молодежь, подражают тем героям - курильщикам и выпивохам. Они хотят быть такими же.

    Еще я не понимаю тех, кто надевает очень дорогостоящую одежду, имея лишь одну цель: выпендриться перед другими такими же людьми. Отличиться. Лучше бы они старались отличиться умом, а не выбором одежды.

    Ловлю себя на мысли, что начал осуждать. Поворачиваюсь на правый бок, закрываю глаза. Надо уснуть.

    Люди боятся, что общество их осудит. Они боятся опозориться.

    Взять хоть к примеру преподавательницу русского языка из гимназии, в которой мне довелось окончить девятый класс. Она была не очень сильна в преподаваемом предмете, и мне с Юрой, как самым грамотным, приходилось исправлять ее ошибки. Самое печальное, что учительница не принимала наши замечания и заявляла, что никакой ошибки она допустить не могла в принципе. Некоторые в классе даже посмеивались. Менее грамотные ученики лишь пожимали плечами. Достоин похвалы тот, кто не боится общественного мнения и умеет признавать свои ошибки.

    Поворачиваюсь на спину. Смотрю в окно. Хочется туда, на улицу, где такая же тишина, но только живая.

    Каждому человеку жизнью подарено определенное количество секунд. Никто не знает, сколько именно. Обычно думают, что много, лет на семьдесят. И растрачивают время, не задумываясь, прожигая жизнь за бессмысленными занятиями. Мол, что-то стоящее еще успеем сделать. Что молодость дана не для серьезных вещей. Отжигаем, пока молоды, чтобы было что вспомнить.

    Тешьте себя этим, давайте. Только вот воспоминания о том, как вы, перебрав с алкоголем, обнимали унитазы грязного танцевального клуба, никому не нужны. Другим людям безразлично, что вы вытворяли в молодости, потому что на них это никак не повлияло и не повлияет.

    Кто-то, особенно интеллектуально и духовно развитый, скажет, что редко встретишь бесцельно уничтожающую время молодежь. Скажет, сейчас все умные, начитанные, учатся в институтах, академиях. Что им некогда растрачиваться на развлечения. На мой взгляд, все довольно просто: молодое поколение поделено на два полюса. И они воюют.

    Любая война ведет к какому-то результату.

    Люди используют все возможные средства в борьбе за свою идеологию. Основной способ борьбы - внушение.

    «Книжные черви» с пеной у рта могут до бесконечности доказывать прожигателям жизни, ради чего человек живет. А те в ответ могут разводить руками, мол, жизнь бессмысленна. И кто прав?

    Стараясь лежать в постели неподвижно, чувствую некую безысходность.

    Одна часть меня считает, каждая человеческая жизнь на земле не несет никакого смысла, потому что в общем итоге все равно человечеству, как ни банально, придет конец. Поэтому нет разницы, кто каким образом устраивает свою жизнь.

    Живите в свое удовольствие. Делайте то, что вам по душе.

    Если, конечно, вам не по душе убивать людей.

    Хотя в современной реальности и таким находится работенка. Причем, вполне законная.

    Война - это, по мнению одного русского мыслителя, эволюция. Сей мыслитель видит в войне важную роль в совершенствовании человечества.

    А я от нее устал.

    Не хочу никакой войны. Всю жизнь я боролся. Сначала за себя, за крышу над головой. Затем за будущее, свободу, ценности и свои убеждения. Теперь хочу только играть музыку и чувствовать, что стою на еще населенной живыми существами планете.

    Музыка - это все. Весь мир. Вселенная. Она спасает меня от плохого настроения. Держит подальше от дурных мыслей. Даже если случается что-то очень плохое, я просто сажусь за барабанную установку и начинаю играть.

    Моя душа состоит из музыки.

    С ней ничего не страшно. Даже большими шагами неумолимо приближающейся смерти.

    Поворачиваюсь на левый бок и смотрю на силуэт спящей Насти. Завтра ее бабушку опустят в землю на одном из бесчисленных кладбищ.

    Я не желаю идти вместе с ней. С меня хватило похорон Аксиньи. Не могу больше видеть страдающие лица тех, кто через некоторое время позабудет дорогу к могиле умершего. Не желаю слышать их гнетущее молчание.

    Я не хочу, очень не хочу, когда все разойдутся, стоять под падающими белыми хлопьями рядом с холодной могилой в полном одиночестве.

    Уже сейчас, лежа в кровати, чувствую себя мертвым и одиноким.

    Одиноким.

    И мертвым.

    За окном по-прежнему падает снег. Все так же не могу уснуть.

    На кухне что-то падает и разбивается.

    Настя резко приподнимается, горячей ладонью испуганно хватает мою холодную руку.

    - Ты слышал?

    Ее голос тих от ужаса.

    - Да. Насть, не бойся, скорее всего, это лишь чашка.

    - Но как она могла упасть сама?! Это опять тот силуэт или как его там!

    Она сжимается под одеялом, стягивая его с меня.

    - Не думаю, что это привидение. Настюш, успокойся.

    - Нет, мне страшно!

    Ей двадцать два, а все равно плачет. Не столько из-за страха, сколько из-за произошедших осенью и зимой событий.

    Я обнимаю Настю.

    - Хочешь, схожу, проверю?

    - Нет!

    - Может, тогда включить свет?

    - Нет! Будет еще страшнее!

    - Что тогда сделать?

    Она прижимается ко мне, ее уже более спокойный голос полон уверенности:

    - Просто будь рядом. С тобой не страшно.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: